Георг Тракль (1887 – 1914)

Австрийский поэт Г. Тракль прожил короткую жизнь, оборвавшуюся на фронтах Первой мировой войны в 1914 г. Жестокость войны потрясла поэта и, оказавшись в госпитале в Гродеке, он принял смертельную дозу наркотиков, чтобы уйти от ужасов войны. «У него было слишком сильное воображение. Поэтому он не мог вынести войны, возникшей, главным образом, из-за неслыханного отсутствия воображения» (Ф. Кафка).

При жизни Г. Тракля вышел единственный сборник его лирической поэзии «Стихотворения» (1913). Второй сборник, «Себастьян во сне», подготовленный поэтом к публикации, опубликован посмертно в 1915 г.

Г. Тракль воспринимал свое творчество как труд, как «жизненную задачу». Творческая манера Тракля, испытавшего влияние разнообразного спектра предшествующих традиций, от Бодлера и Ф. Ницше до французского символизма (А. Рембо) и поэзии Р.М. Рильке, Гуго фон Гофмансталя, сформировалась в период с 1909 по 1912 год. В стихотворениях этого периода ощущается воздействие строго контролируемой техники стиха. Тракль в одном из писем характеризует свою новую образную манеру «в четырех отдельных стихах каждой строфы объединять четыре отдельных фрагмента образа в единое, цельное впечатление»:

Звенит без умолку ручей.

Белеют тучи в небе ярком.

Как безмятежен шаг людей,

Что в час вечерний бродят парком.

«Музыка в Мирабелле». Пер. О. Бараш

В стихотворении «Теплый ветер в предместье» (пер. И. Болычева) намечается новая тенденция – переход от «ограниченно-личностной» к «универсальной» форме поэтической образности, которая станет отличительным свойством поэзии Тракля:

По вечерам здесь скука, мрак и страх.

Вонючий воздух гнилостно-изгоист.

Стальной дугой моста грохочет поезд,

Взметая щебет воробьев в кустах.

Композиционную основу стихов 1909 – 1912 гг. составляют четверостишия с опоясывающими рифмами.

Стихотворения, возникшие с осени 1912 по начало 1914 г. написаны верлибром. Здесь появляются новаторские мелодико-ритмические композиционные фигуры, как бы лишенные образности. К этим принципам музыкального построения относятся молчание и пауза.

Знаменитое стихотворение «Гелиан» построено на паузах. Тракль как бы заново открыл для себя поэтический язык, пытаясь выразить в слове «тайну», погружаясь в молчание невыразимого:

В часы одиночества духа

Так прекрасно идти под солнцем

Вдоль желтых стен лета.

Еле слышны шаги в траве:

Но в сером мраморе спит

Сын Пана сном непробудимым.

«Гелиан». Пер. В. Вебера

В этом стихотворении доступная пониманию образность сочетается с образами, выходящими за пределы понятийного ряда. Алогичность и герметичность поэзии Тракля, наметившаяся в тенденции в «Гелиане», обусловлена его «визионерской» отрешенностью от предметного мира, стремлением передать «поюще-сияющую гармонию Духа» (М. Хайдеггер). Поэтический сборник «Себастьян во сне», которому свойственны «мелодические взлеты и замирания» (Р.М. Рильке), следует логике сновидения. Экстатическое, галлюцинирующее сознание Г. Тракля создает новую реальность, сотканную из образов-видений. В организации художественного пространства его поэзии используются не только принципы музыкального построения, но и цветовая гамма, наделенная символической многозначностью, которая диктуется стремлением выразить сокровенную, изначальную сущность вещей:

У ног твоих голубой родник,

тайна сокрыта в красном безмолвии твоих губ,

Отененная дремотой листвы,

темным золотом сникших подсолнухов.

Веки твои тяжелеют от мака, тихо грезят,

прильнув к моему челу.

Нежные звоны трепетом грудь наполняют,

облаком синим твой лик

В душу мою снизошел.

«В пути». Пер. В. Вебера

В стихотворениях, посвященных Эллису («Мальчику Эллису». Пер. В. Вебера; «Эллис». Пер. А. Пурина), сменяют друг друга синестезированные образы: звучание и тишина, вспышка, угасание и цвет. Музыкальность и символическая многозначность цветовой палитры задают тональность и направление движения этих стихотворений к умиранию, гибели. Доминирующий черный цвет символизирует мрак и безысходность; золотой – сияние истины; лунный (серебристый) – бледность смерти:

Эллис, когда черный дрозд кликнет из черного леса,

Твоя гибель близка.

Губы твои пьют голубую прохладу горного родника.

А на твои виски черная каплет роса,

Последнее золото чахнущих звезд.

«Мальчику Эллису». Пер. В. Вебера

В поздних стихотворениях, написанных с декабря 1913 года до самой смерти, – «Предаюсь ночи» (пер. В. Топорова), «Жалоба» (пер. С. Аверинцева), «Возвращение домой» (пер. Е. Баевской) – изливаются образы-видения, пронизанные мягким музыкальным звучанием, олицетворяющие безумие и зло этого мира, мира человеческих страданий:

Сон и смерть – их орлиные крылья

Всю ночь у этой главы шумели:

Золотой человеческий образ

Поглотила холодная глубь

Вечности. Об уступы смерти

Разбилась пурпурная плоть.

«Жалоба». Пер. С. Аверинцева

Одно из последних стихотворений «Гродек» (город, сыгравший фатальную роль в жизни поэта), связанное с ужасами войны, пронизано апокалиптическими образами-видениями мировой катастрофы:

Леса осенние шумят на закате

Оружием смерти, и поля золотые,

И голубые озера; над ними

Мрачное катится солнце, ночь встречает

Мертвых бойцов, ярую жалобу

Их разорванных губ.

Медный алтарь воздвигнут гордой печали,

Яркое пламя духа зажгла могучая боль

И нерожденные внуки.

Пер. Г. Ратгауза

«Визионерская» поэзия Г. Тракля, построенная на произвольной игре субъективных ассоциаций, герметична и труднодоступна для понимания. Художественные открытия поэта – синестезированная образность, строго конролируемая техника стиха, мело дико-ритмические композиционные фигуры – оказали огромное влияние на поэзию XX века.