Палеография русских рукописных памятников


Основные рукописные памятники

В Российской национальной библиотеке хранятся более 30 тысяч славянских рукописных книг - древнерусских, болгарских, сербских, молдовлахийских, западнорусских. Эти книги формируют несколько десятков фондов, большинство из которых соответствуют исторически сложившимся коллекциям и названы по имени бывшего владельца (частного лица или организации). Исключение составляют Основное собрание рукописной книги, объединившее в себе несколько поступивших в XIX веке коллекций, Новое собрание рукописной книги, образованное в ХХ веке и пополняющееся до сих пор текущими единичными поступлениями, а также два собрания, сформированные по региональному принципу (Псковское и Новгородское). Древнерусская и славянская часть Отдела рукописей - одно из самых значительных собраний славянской книжности, позволяющее проследить историю развития письменности у славян и содержащее сотни древнейших памятников, написанных на пергаменте.

Палеография русских рукописных памятников

Существует два славянских алфавита - кириллица и глаголица, и в Отделе хранятся рукописи, написанные как одной, так и другой азбукой.

В Отделе хранится сборник 1348 года, в котором находится наиболее ранний из известных списков болгарского сказания черноризца Храбра "О письменах" - одного из древнейших свидетельств о происхождении славянской азбуки и о начале письменности у славян. Это образец высокого уровня книжной культуры на Руси в середине XI века. Рукопись была найдена в 1805 году среди вещей Екатерины II и передана Александром I в Публичную библиотеку.

Наряду с богато украшенными богослужебными книгами отдел рукописей хранит множество более скромных по оформлению, но не менее ценных и интересных рукописей, предназначенных для чтения. Примером может служить другая древнейшая датированная русская книга — Изборник 1076 года, содержащий в числе разнообразных статей известное “Слово о почитании книжном”. В этом же ряду стоят знаменитые Ефросиновские четьи сборники XV века из библиотеки Кирилло-Белозерского монастыря.

Среди многочисленных списков исторических сочинений находится старейший пергаментный список летописи XIV века — Лаврентьевская летопись 1377 года, в составе которой читается Повесть временных лет, а также замечательное произведение древнерусской литературы, известное только по этому списку, - Поучение Владимира Мономаха. Найденная русским историком, археографом А. И. Мусиным-Пушкиным рукопись была подарена Публичной библиотеке. Здесь же хранятся четыре тома из грандиозного десятитомного Лицевого летописного свода, созданного в XVI веке по заказу Ивана Грозного. Почти на каждой странице есть красочные миниатюры, которые содержат ценнейшие сведения о природе, культуре и быте древней Руси и ее соседей. В отделе представлены также списки исторических повестей и произведений русской публицистики.

В Публичной библиотеке историк древнерусской литературы найдет богатый материал, в том числе такие уникальные памятники, как “Повесть о Горе-Злочастии”, сохранившуюся в единственном списке XVII века; Сборник Кирши Данилова — первое в русской фольклористике собрание русских былин и исторических песен, снабженных нотами.

В древнерусских фондах представлены певческие рукописи начиная с XII века — неисчерпаемый источник для изучения и возрождения русской музыкальной культуры. В отделе сосредоточено значительное собрание старообрядческих рукописей XVIII—XX веков. Именно в среде старообрядцев долгое время сохранялись традиции переписывания и оформления рукописных книг.

Русские и славянские рукописные книги приобретались Публичной библиотекой со времени ее основания. Уже в 1805 году с собранием П. П. Дубровского поступило 50 рукописей, в числе которых Минея XI века. Эти рукописи вошли в сформированное позднее по “оленинской системе” Основное собрание рукописных книг, насчитывающее сегодня более 8000 русских и южнославянских рукописей. На протяжении XIX века в Основное собрание влились рукописные книги, собранные Ф. А. Толстым, И. П. Сахаровым, Н. М. Карамзиным, П. Д. Богдановым, епископом Порфирием Успенским. Со временем было признано нецелесообразным дробить коллекции, и многие крупные собрания рукописей хранятся в том виде, как поступили в Библиотеку. В 1852 году приобретено “Древлехранилище” М. П. Погодина — одно из самых богатых и ценных для науки собраний, насчитывающее более двух тысяч русских и славянских рукописных книг XI—XIX веков. В 1886 году от известного слависта А. Ф. Гильфердинга Библиотека получила в дар коллекцию южнославянских (болгарских, боснийских и сербских) рукописей, не очень большую по объему, но чрезвычайно ценную по своему составу. Ростовский промышленник А. А. Титов завещал Императорской Публичной библиотеке огромное (более 4,5 тысяч) собрание рукописей. На его средства были сооружены специальные шкафы, а также изданы охранный каталог и шеститомное описание рукописей.

В библиотеке находятся собрания старейших средневековых русских книгохранилищ. Прежде всего это библиотека Новгородского Софийского собора, которому в свое время принадлежало Остромирово евангелие. В составе Софийского собрания — Путятина минея XI века, Пролог XII—XIII века и многие другие выдающиеся памятники древнерусской письменности. В отделе рукописей хранятся также библиотеки Кирилло-Белозерского и Соловецкого монастырей, основанные в XV веке.

Фонд рукописных книг пополняется и в наши дни. В последние десятилетия были приобретены коллекции рукописей XV—XX веков, собранные С. Н. Быстровым и В. А. Крыловым, В. Ф. Груздевым, поступило собрание наставника старообрядческой общины города Пскова М. А. Епифанова. Было сформировано Псковское собрание, которое состоит из рукописей, привезенных археографическими экспедициями отдела рукописей.

С начала своего существования отдел рукописей Публичной библиотеки стал также центром изучения памятников письменности. Богатейшие фонды древнерусских и южнославянских рукописей были широко использованы в трудах Н. М. Карамзина, А. Х. Востокова, А. Н. Пыпина, А. Ф. Гильфердинга, И. В. Ягича и других выдающихся ученых. Во главе отдела стояли известные палеографы: П. П. Дубровский, А. И. Ермолаев, А. Ф. и И. А. Бычковы, А. Х. Востоков. Среди сотрудников отдела было немало видных ученых, которые внесли большой вклад в исследование древнерусских фондов: Н. Н. Розов, Е. Э. Гранстрем, М. В. Бражников и многие другие.

Развитие актовой письменности

Древнерусские акты представляют собой довольно обширный комплекс источников. По подсчетам В.А. Кучкина, до нашего времени сохранилось всего 8 актов XII в., 15 актов, относящихся к XIII в., 163 - к XIV в., и 2048 - к XV в.: всего 2234 акта, причем более половины из них (1302) датируется второй половиной XV в. Количество древнерусских актов, на первый взгляд значительное, существенно меньше, чем комплексы западноевропейских актовых источников. Так, опубликованная небольшая часть архива итальянского г. Лукки всего за одно столетие (с середины XIII по середину XIV в.) насчитывает около 30000 документов.

В XVI в. в связи с интенсификацией выдачи жалованных и указных грамот ежегодно выдавалось до 50 грамот в год, что вместе с актами других разновидностей (включая не сохранившиеся) должно было составлять около 100 актов ежегодно. Еще быстрее увеличивался объем актового материала в XVII в., когда один только Печатный приказ, по данным К.Д. Федорина, ежедневно выдавал от 5 до 17 грамот (т. е. около 4000 актов в год). Однако и в это время корпус древнерусских актов существенно отстает от количества актов стран Западной Европы.

Так, еще в первой половине XIV в. только из французской королевской канцелярии ежедневно исходило, по подсчетам Р.-А. Ботье, до 150 документов, скрепленных королевской печатью (за год до 60 000), а в архиве Арагонского королевства сохранилось 6500 регистров, зафиксировавших около 4 млн актов. Другими словами, лишь с XVII в. акты на Руси можно отнести (да и то с определенными оговорками) к массовым источникам. Это в значительной степени сказалось на развитии методики работы с древнерусскими актами. Западноевропейская дипломатика традиционно больше внимания уделяла канцелярскому происхождению документа (где, кем и как, по чьему приказу создан и выдан акт), поскольку работа с индивидуальными актами часто оказывалась неэффективной.

Отечественная же дипломатика сосредоточила внимание на происхождении актов в более широком - историческом смысле: установлении причин и предпосылок появления каждого конкретного документа, выяснении, в чьих интересах он составлялся и утверждался, какие цели преследовались при этом заинтересованными сторонами. Изучение природы максимально однородных и сравнимых актов привело к выводу о необходимости выработки специфического подхода к каждой из их групп. Источниковеды разработали несколько принципов, на которых может базироваться классификация актового материала: по источнику права, на котором основывается акт (соответственно выделяются публично-правовые и частные акты; при этом первые, в свою очередь, делятся на светские и духовные); по тематическому принципу (содержание актов) и др. Каждый из них может быть удобен и целесообразен при изучении той или иной темы.

Вместе с тем все они имеют свои недостатки, затрудняющие работу с конкретным материалом. Использовать менее дифференцированные классификационные системы удобнее, когда речь идет о систематизации материала, однако они становятся малопродуктивными в конкретном исследовании, поскольку выделенные группы обычно оказываются большими и не вполне определенными. Напротив, развернутые классификации, как правило, слишком конкретизированы, что порождает ряд неудобств при их практическом использовании.

Причины югославянского влияния на русскую письменность

В середине и второй половине XIV в. происходит возрождение прерванных татаро-монгольским нашествием связей Руси с книжными центрами Константинополя и Афона. Интернациональное монашеское содружество в значительной степени определило то культурное влияние, которое испытали на себе Москва, Новгород, Тверь и другие русские земли. Ни один период не дал столько рукописных книг, созданных русскими писцами за границей, как вторая половина XIV – первая четверть XV в.

После завоевания турками Балкан в Московской и Литовской Руси появились южнославянские выходцы. Болгарские и сербские книжники, спасая книжную церковную культуру, переезжают на Русь, в Москву, под покровительство московских князей. В Москве южнославянских деятелей принимают с почестями, назначают их на высокие церковные посты. Они и перенесли на Русь влияние южнославянских языков на русскую письменность. Среди южнославянских эмигрантов были одаренные писатели. В их число входил сподвижник Евфимия Тырновского болгарин Киприан (около 1330–1406), долгое время живший в монастырях Константинополя и особенно на Афоне, ставший на Руси в 1390 г. московским митрополитом. Он занимался литературным творчеством, составил новую редакцию «Жития митрополита Петра», в которую включил пророчество святого о будущем величии Москвы при условии сохранения ею и защиты православия. В России Киприан занимался исправлением и переписыванием книг, переводил с греческого языка.

Также на Русь переехал племянник Киприана Григорий Цамблак (около 1365–1419), занимавший посты литовского и киевского митрополита. Он был одним из наиболее плодовитых учеников Евфимия Тырновского и видным представителем его литературной школы, долгое время жил и работал в Болгарии, на Афоне, в Константинополе.

Позднее, до 1438 г., в Новгород с Афона переехал иеромонах серб Пахомий Логофет (умер после 1484), трудившийся также в Москве, Троице-Сергиевом и Кирилло-Белозерском монастырях. Он прославился своими многочисленными литературными сочинениями, получил широкую известность как церковный писатель, создавший «Житие Кирилла Белозерского» и переработавший «Житие Сергия Радонежского» Епифания Премудрого. Жития, написанные Пахомием Сербом, стали формальными образцами для всей последующей официальной агиографии.

Разумеется, митрополиты Киприан и Григорий Цамблак прибыли на Русь не одни, а с сопровождающими их лицами и имели при себе книги, получившие распространение в рукописной традиции. Сохранилась «Лествица» Иоанна Лествичника, переписанная Киприаном в константинопольском Студийском монастыре в 1387 г. и позднее привезенная им в Москву. В 1402 г. эта рукопись была специально доставлена в Тверь, где с нее сделали список.

В Москве они занимаются правкой церковных книг, осуществляют новые переводы греческих книг на церковнославянский язык русской редакции. Начиная с конца XIV в. в Москве под руководством митрополита Киприана осуществляется редактирование церковных книг, в язык которых к этому времени проникло немало русских слов. Целью правки было устранение ненужных разночтений и отклонений от древних текстов, приведение церковных книг в первоначальный, наиболее точно соответствующий греческим оригиналам, вид.

Чисто русские грамматические нормы, обычные в языке ранних литературных памятников, уступают теперь место грамматическим нормам, свойственным церковнославянскому языку. Исправление церковных книг коснулось не только исправления ошибок, искажающих догматы христианской церкви, но и исправления орфографии и графики письма. Это была своеобразная реформа письменности в средневековой Руси.

К концу XIV в. у южных славян был переведен большой корпус церковных текстов, неизвестных на Руси. Переводы были вызваны возросшими потребностями общежительных монастырей и монахов-исихастов в аскетической и богословской литературе, правилах иноческой жизни и полемических сочинениях против католиков. Эти тексты были или переведены с греческого языка (творения Исаака Сирина, Петра Дамаскина, Саввы Дорофея, Симеона Нового Богослова, Григория Синаита, Григория Паламы и др.), или представляли собой основательно переработанные по греческим оригиналам старые переводы (например, «Лествица» Иоанна Лествичника). К середине XIV в. болгарская и сербская церкви вслед за греческой окончательно перешли на Иерусалимский устав. Это исключительно важное событие потребовало нового перевода богослужебных текстов, чтение которых предусматривалось Иерусалимским церковным уставом.

Влияние языка южнославянской церковной литературы на язык русских памятников XV–XVII вв. большинство исследователей называют вторым южнославянским влиянием. Ввел этот термин А.И. Соболевский, описавший это явление на обширном материале средневековых рукописей. Первое южнославянское влияние относится к X–XI вв. – периоду крещения Руси. Но термин «первое южнославянское влияние» в литературе не принят. Дело в том, что старославянский письменный язык, перенесенный на древнерусскую почву, сам испытывал значительное влияние со стороны древнерусской народной речи.

Второе южнославянское влияние лишь частично было обусловлено влиянием южнославянской литературы и деятельностью южнославянских и греческих богословов. Огромную роль сыграли и внутренние процессы развития русского государства: успешная борьба русского народа против монголо-татарского ига, обеспечившая быстрое экономическое и политическое укрепление и возвышение Московской Руси, рост авторитета великокняжеской власти и московской православной церкви. Правящие круги Москвы стремились объединить разрозненные феодальные области в мощную восточнославянскую державу. В это время возникла и получила широкое распространение идея преемственности Москвы по отношению к Византии, которая выразилась в известной формуле «Москва – третий Рим». Суть ее состояла в том, что Москва объявлялась наследницей Рима и Византии. Именно она призвана была стать средоточием книжности, литературы, культуры и христианской религии: «Дъва Рима падоша, третий Римъ стоитъ, четвертому не бывать».

В 1453 г. после 52-дневной осады под ударами турок пал Константинополь, второй Рим – сердце некогда огромной Византийской империи. Культурные связи русских с греками и южными славянами заметно ослабели во второй половине XIV в. В 1480 г., после бегства ордынского хана Ахмата с реки Угры, Москва окончательно свергла татарское иго и стала единственной православной страной, обладавшей политической и государственной независимостью, собиравшей вокруг себя земли Киевской Руси.

В этих условиях постепенно возникает идея преемственности Москвой духовного наследия Византии. Монах псковского Елеазарова монастыря Филофей провозгласил ее Третьим Римом. Теория «Москва – третий Рим» представляет собой православный вариант распространенной средневековой идеи Вечного Рима – вселенского центра христианства. Учение старца Филофея родилось в полемике с немцем Николаем Булевым, врачом великого князя Московского Василия III, доказывавшим первенство католического Рима. Возражая ему, Филофей писал около 1523–1524 г. в послании великокняжескому дьяку М.Г. Мисюрю Мунехину: «…вся христианская царства приидоша в конець и снидошася во едино царьство нашего государя, по пророчьскимь книгамь то есть Ромеиское царство. Два убо Рима падоша, а третии стоит, а четвертому не быти».

Теория старца Филофея имеет эсхатологический смысл. После еретичества католиков и вероотступничества греков на Флорентийском соборе 1439 г., в наказание за это вскоре завоеванных турками, центр вселенского православия переместился в Москву. Россия была объявлена последней мировой монархией – Ромейской державой, единственной хранительницей и защитницей чистой веры Христовой, спасительницей духовного мира порабощенных славянских народов.

Внутренней причиной второго южнославянского влияния было и то, что живой русский язык достаточно далеко ушел от церковнославянского языка. В период первого южнославянского влияния русские и болгары хорошо понимали друг друга. В XIVв. этого уже не было. Даже те формы, которые ранее были нейтральными (нози, руци), теперь воспринимаются как книжные. Таким образом увеличивается дистанция между народным и книжным языком. Усиливается тенденция отделить их друг от друга, как правильный от неправильного. До второго южнославянского влияния между русским и церковнославянским языками имело место взаимодействие, взаимовлияние, что обусловлено большой близостью обоих языков. После второго южнославянского влияния отношения между ними строятся по принципу контраста.

Церковнославянский язык должен восприниматься как самостоятельная система, вне соотношения с русским языком. Церковнославянский язык теперь не мог заимствовать при необходимости какое-либо русское слово, книжник должен был отыскать какой-то иной выход. Поэтому чрезвычайно характерно словотворчество, активизация старославянских суффиксов («-тель»), возрастает роль сложных слов. В XIV в. заимствуются не готовые лексические единицы, а модели слов, модели сочетания слов, модели конструкций. А это стимулирует появление новых слов. Появляется большое число неологизмов: рукоплескание, первоначально, любострастие. Многие из новых слов в XV–XVI вв. выпали: всегорделивый, мудросложный, благотерпеливый.

Материал для письма, причины вытеснения пергамента бумагой

Большое влияние на графику письма оказывали материалы для письма. В древности в Средней Азии материалом для письма служила глина. На глиняных табличках писали заостренными палочками, что обусловило клинообразные формы знаков (клинопись).

Наиболее важную информацию человек всегда пытался запечатлеть на материале, гарантирующем ее сохранность. Древнейшие записи человечества сохранились на камне. На камнях встречаются записи астрономических на­блюдений, летописи сражений и даже медицинские рецепты. Стены древней­ших египетских пирамид внутри покрыты высеченными или нарисованными красной краской иероглифами с рассказами о деяниях фараонов.

Глина и камень представляла собой дешевый и доступный материал для письма, однако глиняные документы были очень тяжелые. Для того чтобы отправить такие письма и книги, требовалось снаряжать караван верблюдов. Позволить себе это могли только цари и очень богатые люди.

В поисках более легкого материала для письма человечество обратилось к дереву и металлу. В городской крепости греческого города Афины в древно­сти хранились большие деревянные плиты и цилиндры, на которых были вы­резаны тексты законов и важнейших юридических актов. Величайший памят­ник мирового эпоса – поэма Гомера “Илиада” – была выгравирована на свинцовых пластинках. В Индии для записи законов и важнейших государ­ственных документов пользовались нередко медными пластинками. Широ­кое распространение в Древней Греции, а позднее в Риме получили деревян­ные дощечки, покрытые слоем воска. Буквы на воске выдавливались заостренной медной палочкой, верхний конец которой имел форму лопатки. Палочка эта называлась стиль.

Чаще всего дощечками пользовались для написания писем и мелких за­меток. Несколько дощечек скрепляли вместе шнурком или ремешком. Получался своеобразный вечный блокнот, так как написанное легко стиралось обратным концом стиля. В большом ходу навощенные дощечки для письма были еще и в средние века.

Одним из древнейших материалов для письма по праву считается папирус. Папирус являлся основным писчим материалом в течение нескольких тысячелетий, благодаря портативности, легкости. На нем писали египтяне, греки, римляне и другие народы, пока на смену ему не пришли пергамент и бумага. Ломкость папируса определила форму древних документов – свиток. Писали на папирусе заостренными камышовыми кисточками.

В сирийском городе Пергаме было организовано производство но­вого материала для письма – пергамента, представлявшего собой особо вы­деланные кожи телят, овец, оленей. Примерно к IV веку н.э. пергамент вытесняет папирус из книжного дела. Особенно широко применялся он в эпоху раннего средневековья. Пергамент в отличие от папируса хорошо сгибался. Это привело к исчез­новению стародавней формы книги – свитка – и к появлению новой – ко­декса. Стоил пергамент очень дорого.

В Китае древнейшие памятники пись­менности выполнены на черепаховых щитах, костях, бамбуковых дощечках, шелке. На шелке писали волосяными кисточками специальной тушью, что также оказало влияние на графику китайского письма.

На Руси материалом для письма был пергамент (до XII в. привозной, с XII–XIV вв. было развернуто собственное производство). Для бытовой переписки применялась береста (берестяные грамоты были найдены во время археологических раскопок в Новгороде в 1950 г.). С XIV века получает распространение бумага.

Широко распространившаяся во всем мире и вытес­нившая другие материалы для письма бумага была изобретена в Китае во II веке н.э. Слово “бумага” происходит от итальянского bambagia – хлопок – и озна­чает многокомпонентный материал, состоящий в основном из специально обработанных мелких растительных волокон, тесно переплетенных между собой и образующих тонкий лист.

В течение многих веков бумага остается самым удобным и надежным материалом для письма. Первое упоминание о бумаге относится к 12 году н.э., но во многих книгах изобретение бумаги приписывается китайскому санов­нику Цай Лунь (Чай-Лун), который в 105 году усовершенствовал уже имевшийся способ производства бумаги.

Китайские ремесленники вырабатывали такую прочную бумагу, что она сохранилась в течение многих столетий, не теряя своего первоначального вида. Из Китая бумага проникла в Японию, затем через Персию в Северную Африку, на Кипр, в Испанию, Италию, а затем в Х веке во все европейские госу­дарства, в том числе и в Россию.

До середины XIX века практически вся европейская, в том числе и российская, бумага изготавливалась из льняного тряпья. Его промывали, проваривали с содой, едким натром или известью, сильно разбавляли водой и размалывали на особых мельницах. Затем жидкую массу черпали специальной прямоугольной формой с прикреплённой к ней сеткой из проволоки. После стекания воды на металлическом сите оставался тонкий слой бумажной массы. Полученные таким образом влажные бумажные листы укладывали между отрезами грубого сукна или войлока, с помощью пресса отжимали воду и просушивали.

Металлические нити сетки оставляли на бумаге, изготовленной ручным способом, следы, видимые на просвет, поскольку бумажная масса в местах её соприкосновения с проволокой была менее плотной. Эти следы получили название филиграней (от итал. filigrana – водяной знак на бумаге).

В бумаге европейского производства водяные знаки впервые появились в Италии в конце XIII века, а в России – лишь во второй половине XVII века. Первоначально это были рисунки, повторявшие контурное изображение, сделанное из тонкой проволоки и прикреплявшееся к дну металлической сетки. На филигранях изображались животные, растения, небесные тела, короны, портреты монархов и т.п., а также нередко буквы и даты, обозначавшие имя владельца, местонахождение фабрики, год изготовления

Важнейшим шагом в развитии бумагоделательного производства стало изготовление бумаги из древесины. Открытие нового способа принадлежало саксонскому ткачу Ф. Келлеру в 1845 году. С этого времени древесное сырьё становится основным в бумажной промышленности.

В двадцатом столетии продолжалось совершенствование бумажного носителя информации бумаги, поэтому предпочтительнее их смешанная композиция. В зависимости от свойств бумага делится на классы (для печати, для письма, для машинописи, декоративная, упаковочная и др.), а также на виды (типографская, офсетная, газетная, мелованная, писчая, картографическая, ватманская, документная и т. д.).

Особенности устава 13 - начала 14 вв.

Древнейший устав был медленным письмом. Ускорение написания привело к некоторому изменению его графики, которая в 13-14 веках может характеризоваться как поздний устав. Буквы позднего устава теряют строгую геометричность начерка, свойственную древнейшему уставу. Они становятся более вытянутыми. В буквах «иже», «е йотованном», «ю» увеличивается скос горизонтальных перекладин. Постепенно увеличивается нижняя половина букв «в», «ж», «к». У буквы «ъ» - ять штиль выходит над строкой. Чашечка буквы «ч» приобрела форму воронки. Поздний устав производит впечатление более ускоренного по сравнению с древнейшим. Уйдя с середины 14 веке из делового письма, он сохранился еще в 16 в. в качестве книжного письма.

Появление полуустава, младший и старший полуустав

С середины XIV в. на Руси появляется новый тип почерка — полуустав, новый писчий материал — бумага, иной тип орнамента. Появление полуустава объясняется ростом потребности в письменности делового и светского содержания. В сравнении с уставом начертания букв полуустава проще, они лишены каллиграфической строгости: прямые линии допускают некоторую кривизну, а округлые не представляют собой правильной дуги. Одна буква в пределах одного почерка может употребляться в нескольких вариантах.

Старший русский полуустав XIV в. еще сохраняет традиции устава, однако в нем встречается больше разнообразных сокращений. С середины XV в. появляется новый, младший тип полуустава, развившийся в результате так называемого второго южнославянского влияния. Для младшего полуустава характерны наклон письма к концу строки, увеличение количества вариантов букв, появляются буквенные знаки, не свойственные русскому письму. Полууставом писали в основном на бумаге. Шрифт первопечатных русских книг XVI в. (от Ивана Фёдорова) сложился на основе лучших образцов полууставных почерков. Полууставные почерки широко употребительны в рукописных книгах и после первых печатных изданий, вплоть до конца XVII в.

Появление скорописи в конце 14-начале 15 веков, ее особенности

На основе полуустава развился новый вид письма — скоропись. Элементы скорописи встречаются уже в рукописях XI в., но как вид письма скоропись сложилась в конце XIV — начале XV вв. Появление и распространение скорописи связано с применением письменности в деловых, хозяйственных, административных, дипломатических целях . Скоропись характеризуется непрерывностью движения пера и ярко выраженными выносными элементами. Буквы мелкие, округлые. Писался шрифт птичьими перьями, что позволяло делать плавные утолщения и декоративные росчерки. Скоропись XV в. по своим графическим особенностям очень близка к полууставу, но выглядит более беглой благодаря появляющимся удлинениям некоторых штрихов и связующих элементов букв.

Скоропись получает широкое распространение — ею выполняются различные грамоты, акты, иногда книги. Она становится самым распространенным видом кириллического письма. Общая картина скорописи этого периода выглядит светлой и беспокойной. Складываются новые графические формы знаков. Характерную форму приняла буква а, писавшаяся без отрыва пера в один прием. Буква В получила закругления как в прописном, так и в строчном вариантах. Буква т имеет три строчных варианта. Строчная буква р имеет круглую головку и длинный нижний выносной элемент. Иначе, чем в полууставе, стали писаться многие буквы (М, Б, Д, П, 3 и др.), они приобрели подвижность и легкость. Часто одни и те же знаки имели различные варианты написания. В XVII в. скоропись превратилась в самостоятельный тип письма, отличающийся особой каллиграфичностью.

Буквы стали более округлыми и симметричными. В русской палеографии в зависимости от графических особенностей почерков различают несколько основных видов скорописи: московскую (XV — начало XVIII вв.); белорусскую (XV — XVI вв.), украинкую (XVII в.). Элементы московской скорописи легли в дальнейшем в основу некоторых букв гражданского шрифта, введенного Петром I. Украинскую скоропись отличают многочисленные выносные буквы и отдельные элементы, писавшиеся над или под словом в зависимости от характера написания букв и выносных элементов, причем гласные и начальные буквы не выносились. Характерно наличие лигатур — слияния элементов выносной буквы с другой буквой или выносными элементами букв.

Орнамент рукописей

На рубеже XIV-XV веков в русских рукописях получает распространение вязь - особое декоративное письмо, связывающее буквы в непрерывный орнамент. Вязью не писали весь текст книги; она служила исключительно целям украшения рукописей, ею воспроизводились названия книги или ее отдельных частей. Русская вязь глубоко самобытна и национальна, европейская книга ее не знает. Отличительные черты вязи - различные сочетания букв, сокращений и орнаментальных украшений.

В старых рукописях применялось двухцветное, а иногда и многоцветное письмо. Наиболее употребительной была красная краска (киноварь), которую использовали в тексте для смыслового подчеркивания, написания отдельных букв, выделения начала отдельных фраз, важных фрагментов текста (отсюда понятия "красная строка", "рубрика" - от лат. ruber - красный). В парадных, торжественных изданиях пергамент или бумага специально окрашивались (тонировались), текст писался золотом или серебром.

Художественное убранство рукописных книг состоит из орнамента (от лат. ornamentum - украшаю) и миниатюры (от франц. miniature, итал. miniatura, от лат. minium - киноварь, сурик, применявшиеся в древности для расцвечивания рукописных книг).

Орнаментальные украшения древнерусских книг включают:

- заставки - небольшие орнаментальные или сюжетные изображения, как правило, размером в ширину текста на странице, помещаемые в начале книги или крупного раздела текста:
- концовки - различные изображения, помещаемые в конце книги или ее разделов;
- инициалы - заглавные буквы большего размера, помещаемые в начале книги или ее раздела;
- украшения на полях в виде стилизованной веточки или цветочка.

Назначение заставок в рукописных книгах многоплановое, их основная функция - "ввести читателя" в текст книги, дать ему определенный философско-эстетический настрой. Кроме того, заставки применялись для обозначения структуры книги.

Если инициалы, связывающие книгу в единое художественное целое, и заставки являются неотъемлемыми элементами художественного оформления почти каждой рукописной книги, то концовка в виде декоративно-сюжетной композиции для нее не характерна; роль концовки в древнерусской книге, как правило, выполняли последние строки текста, которым придавалась форма треугольника или кубка.

Орнамент русской рукописной книги не оставался неизменным с течением времени. С начала XI века в декоративном оформлении русской книги господствовал византийский (или старовизантийский) орнамент, заимствованный из Византии. Его характерной особенностью является рамка, состоящая из простейших геометрических форм - прямоугольников, кругов, квадратов, треугольников, арок и пр. На заставках и инициалах - изображения птиц, животных, человеческих фигур. Фон таких заставок обычно делался золотым, преобладающими цветами являлись алый, синий и зеленый. По внешнему виду византийский орнамент часто напоминает перегородчатую эмаль. По времени византийский орнамент совпадает с господством уставного письма, его примерами могут служить великолепные заставки и инициалы Остромирова евангелия, Изборника Святослава, а также более поздних рукописей, например Мстиславова евангелия (приблизительно 1115-1117 годы).

В XIII-XIV веках в русской книге получает распространение тератологический стиль (от греч. teras - чудовище), для которого характерны изображения фантастических животных (змей, драконов, грифонов и т.п.). По цветовой гамме тератологический стиль более скромный, чем византийский. Золото здесь не применяется, преобладающие цвета - сочетание синего с зеленым. Примером тератологического стиля могут служить инициалы знаменитого Евангелия Симеона Гордого (середина XIV века).

Конец XIV - начало XVI века - время господства в русской книге неовизантийского (стилизованное изображение растений на золотом фоне в геометрически правильных прямоугольных рамках) и балканского (жгутового, плетеного) стилей.

На рубеже XV-XVI веков в русских рукописях формируется старопечатный стиль орнамента, отличительной особенностью которого является ярко выраженная рамка, в которую заключены изображения трав и цветов (черных на белом фоне или белых на черном фоне). Наивысшего расцвета этот стиль достигает уже в печатной книге Ивана Федорова, откуда он и получил свое название.

Неотъемлемым элементом русской рукописной книги являются иллюстрации - небольшие рисунки, выполняемые вручную многоцветными красками (гуашью, акварелью или клеевыми красками) на полях, отдельных листах или в самом тексте и получившие название миниатюры. Рукописи, украшенные миниатюрами, называются лицевыми или иллюминированными.

Уже древнейшие книги - Остромирово евангелие и Изборник Святослава (1073) - имели великолепно выполненные в византийском стиле миниатюры. В первой это изображения трех евангелистов - Иоанна, Луки и Марка, а во второй - реалистическое изображение князя Святослава с семьей (первый русский портрет!) и многочисленные знаки Зодиака.

До середины XV века миниатюра, развившаяся из иконописи - главного вида живописного искусства у славян, носила исключительно иконописный характер, ее отличительными чертами были статика и плоскостной характер изображения. С середины XV столетия искусство русской миниатюры начинает испытывать влияние западных рисовальщиков, в него постепенно проникают светские, в первую очередь бытовые и исторические, сюжеты. Так, миниатюры на исторические сюжеты украшают рукопись уже упоминавшегося Сийского евангелия (например, восстание крестьян против татаро-монгольского ига) и "Жития преподобного Сергия" (конец XVI века; изображения событий, связанных с Куликовской битвой). Более пятисот прекрасных сюжетных миниатюр на бытовые темы содержит Владимирско-Суздальская летопись (XIII век), дошедшая до нас в копии XV века и известная в литературе под названием Радзивилловской летописи.

Подлинным шедевром русской миниатюрной живописи по праву считается десятитомный Лицевой летописный свод (1540-1560-е годы) - "историческая энциклопедия XVI века", доведенная от начала сотворения мира до конца царствования Ивана Грозного и украшенная специально созданным "палатным письмом" и 16 тысячами иллюстраций, характеризующих быт, нравы и круг представлений русского человека XVI столетия. Здесь впервые в русской книге иллюстрациям отводится больше места, чем тексту.

Оформлением русской рукописной книги занимались замечательные мастера, среди них выдающиеся художники Феофан Грек и Андрей Рублев, творившие на рубеже XIV-XV веков в период становления политической мощи Московского государства и подъема русской культуры. Первому из них приписывают создание в традициях средневекового византийского стиля Псалтыри Ивана Грозного (80-е годы XIV века) и Евангелия Федора Кошки, а второму - Евангелия Хитрово, одного из самых выдающихся и ярких образцов национального стиля.

В конце XV - начале XVI века в области книжного оформления работал крупнейший русский живописец Дионисий и его сыновья Владимир и Феодосии по прозвищу Изограф. С именем последнего связаны первые опыты гравюры на металле и происхождение так называемого старопечатного стиля орнамента, расцвет которого приходится на XVI век.

Титульного листа русская рукописная книга не знала, его роль выполнял колофон (от греч. kolophon - завершение), или послесловие - текст на последней странице рукописи, содержащий название книги, сведения о ее авторе, имени заказчика и переписчика, месте и времени переписки и т.п. Нередко в колофоне содержится и дата создания книги (иногда она находится в начальной части рукописи). Своеобразным порталом книги служил фронтиспис - цельнополосная иллюстрация с изображением, как правило, легендарных авторов книги, предшествующая началу рукописи. Первые фронтисписы имелись уже в Изборнике Святослава и Юрьевском евангелии.

Характерным элементом рукописной книги является кустод (от лат. custos, род. падеж custodis - страж) - условное обозначение порядкового номера книжной тетради кириллическими буквами, проставлявшимися на первой и последней ее страницах. Наличие кустода при отсутствии нумерации страниц в древнерусской книге давало возможность проверить полноту экземпляра при переплетении.

В книгах XI-XVII веков для нумерации тетрадей (отдельные листы не нумеровались) использовалась буквенная система обозначения чисел, а начиная с XVIII века - цифровая (нумероваться стали отдельные страницы). Тогда же кириллические цифры были заменены современными арабскими.

Источник

Другие новости по теме:


 
Дата: 1 марта 2017 | Просмотров: 133  Версия для печати



Copyright © 2004-2014 SoftNews Media Group All Rights Reserved.
Powered by DataLife Engine © 2014