Грамотность в Древней Руси


Грамотность была необходима не только в церковном богослужении, но также в торговле и хозяйственных делах. О распространении грамотности, но не просвещения и образования, свидетельствует множество берестяных грамот, раскопанных в Новгороде А.В. Арциховским в 1951 году. В последующие десятилетия их найдено чрезвычайно много.

Грамотность в Древней Руси
Берестяная грамота. Новгород, 1100–1120 гг.

На бересте горожане, ремесленники, мелкие торговцы вели хозяйственные счета и деловые записки. Писали долговые обязательства, завещания, перечни повинностей, челобитные с просьбой разных льгот, ростовщические закладные, частные письма, записные книжки и даже шуточные послания. По бересте учили детей азбуке и письму. Изредка встречаются записи и богослужебного содержания.

О популярности берестяных грамот говорит их большое количество и география мест использования. Они бытовали в Смоленске, Пскове, Старой Русе, их раскопали и в Москве, перед Красной площадью у Воскресенских ворот. По две берестяные грамоты найдено в белорусских городах Витебске и Мстиславле. Берестяные грамоты как исторический источник дают интереснейшие сведения о средневековой хозяйственной культуре, о системе управления, правовых нормах и бытовых сторонах жизни восточных славян.

Надписи находят также на многих ремесленных изделиях: шиферных пряслицах, кувшинчиках, колодках и прочем. На пряслицах, необходимом предмете каждой семьи, встречаются владельческие надписи «Потворин прясльнь», «Молодило», «княжо есть».

Русичи делали надписи и на домашней посуде. Известна запись на глиняном кувшине XI века, сделанная киевским мастером: «Благодатна полная корчага сия». Или, например: «Се сосуд Петрова и жены его Марье». Из Новгорода XII-го столетия к нам в руки попали два великолепных серебряных кратира (братило). Похоже, что они были «шедеврами» - образцами, необходимыми для принятия в гильдию серебряных дел мастеров. На одном сосуде написано: «Господи, помози рабу своему Флорови. Братило делал». Надпись на втором: «Господи, помози рабу своему Костяньтину. Коста делал. Аминь».

Грамотность в Древней Руси
Прорисовка берестяной грамоты

Многие добрые русичи, как только выучились «по письменному», стали сразу же писать на стенах церквей. Их надписи совершенно различного содержания. Здесь и просьбы к Господу Богу о помощи, и хозяйственные расписки, и «увековечивания» самого себя, посетившего храм, и насмехательства над знакомыми, и карикатуры, и неприличные стихи.

Грамотный люд не ленился делать стенные надписи. Он прокорябывал их острыми предметами глубоко и основательно. Только благодаря столь тщательному старанию мы можем сейчас изучать древние граффити на штукатурке храмов в Новгороде, Галиче, Киеве и в других городах. Граффити имеются почти на всех каменных постройках Древней Руси.

Грамотеи, которые «на стенах режут», по «Уставу» князя Владимира подлежали церковному суду. Но резать надписи на церковных стенах грамотный люд Киевской Руси продолжал и через сто с лишнем лет, о чем можно говорить с полной уверенностью, ссылаясь на «Новгородский устав великого князя Всеволода». Несмотря на владычный суд, страстное желание оставить свою письменную память на храме не угасало все средневековье и передалось нам.

К сожалению, этот вид эпиграфического источника слабо изучен, а ведь у нас так мала источниковая база по истории культуры Киевской Руси. Граффити – богатый материал по изучению массовой низовой культуры средневековья (так же, как современные стенные надписи и рисунки представляют определенный интерес для нашей эпохи).

Перевод берестяной грамоты
"Грамота от Жизномира к Микуле. Ты купил рабыню во Пскове, и вот меня за это схватила (подразумевается: уличая в краже) княгиня. А потом за меня поручилась дружина. Так что пошли-ка к тому мужу грамоту, если рабыня у него. А я вот хочу, коней купив и посадив [на коня] княжеского мужа, [идти] на очные ставки. А ты, если [еще] не взял тех денег, не бери у него ничего"

Другая особенность распространения письменности в Древней Руси – тайнопись. Как только письменность проникла в достаточно широкие круги населения, появилась необходимость в засекречивании написанного. Дела политические, торговые, хозяйственные требовали сокрытых грамотиц. Возникло множество различных приемов криптограммы: одни из них не расшифрованы до сих пор, другие примитивны до наивности. В XIII-XIV веках в качестве сокрытого письма использовалась зачастую глаголица, которая к этому времени была уже изрядна подзабыта. Но надо отметить, что для большинства неграмотных русичей обычный письменный текст кириллицей оставался тайной.

Ювелирных дел мастера тоже иногда прибегали к тайнописи, составляя из букв красивый декор для пущей важности.

Шифрованное письмо в более поздний период изредка встречается в иконописи. Оно сохранилось, например, на известнейшей иконе конца XIV века - «Донской Богоматери» (ГТГ), приписываемой Феофану Греку. К сожалению, попытки Н.Б. Салько прочитать буквенный ряд на кайме мафория как обращение иконописца к Божией Матери мало убедительны. Вместе с тем многие искусствоведы полагают, что тайное письмо не использовалось иконописцами и что это лишь шрифтовой декор, который был немало распространен в византийской и древнерусской иконописи.

Пелевин Ю.А.

Источник

Другие новости по теме:


 
Дата: 24 января 2013 | Просмотров: 3844  Версия для печати



Copyright © 2004-2014 SoftNews Media Group All Rights Reserved.
Powered by DataLife Engine © 2014